• 24 сентября 201824.09.2018понедельник
  • USD66,2497
    EUR78,0753
  • В Тюмени 8..10 С 3 м/с ветер юго-западный


Герои тыла: ссыльный рыбак Сергей

Общество, 09:00 09 мая 2017

Фото из семейного архива. Караваевы Сергей (слева) и Петр (справа)

Далее в сюжете Труженица тыла: берегите здоровье и мир над землей

Сережа родился двенадцатым ребенком в крестьянской семье Михаила и Екатерины Караваевых 6 июня 1925 года. И ничто не предвещало того, что станет однажды этот мальчик героем тыла в Тюменской области, немало сделавшим для фронта в первую половину войны, ведь семья та была родом из Вятской губернии, ныне Кировской области.

Ну а как минуло 18 лет, стал он и героем Великой Отечественной войны, дошедшим до Берлина, но чуть позже об этом немного расскажем.

Фото из семейного архива: Сергей Караваев

На родине было совсем туго с землей, ее не хватало, и молодожены Михаил и Екатерина перебрались после венчания в Богородицкой церкви с. Подрелье Орловского уезда в д. Макушино (в настоящее время Курганской области). Позже переехали на ст. Омутинская. Здесь отец честно трудился на железной дороге стрелочником, кондуктором, сцепщиком вагонов, мать воспитывала детей, вела хозяйство. Удалось построить небольшой пятистенный дом с хлевом для содержания скота.

… Зимой 1930 года пришли в дом грозные коллективизаторы. В чем вина Караваевых была? Колбасу сами крутили на продажу, да скотиной обзавелись, огород хороший разработали. Раскулачить! Дом, имущество, вещи, все забрали, оставив мизер и подводу с лошаденкой. Родителей и младших детей (старшие жили уже своими семьями и отдельно) сослали по советской привычке на север Тюменской области. Итого в долгий путь отправились: Михаил, Екатерина и дети – 18-летняя Лукерья, девятилетний Петр и пятилетний Серёженька.

Опуская всевозможные трагические подробности скажем, что конечной точкой стала д. Старые Карымкары, что в Югре.

Жилось худо, испытали все "прелести" статуса спецпереселенцев. И голод, и холод, и полуразрушенный дом, и негативное отношение местных.

"Вспоминая прошлое, страдания, голод, холод и унижения, переселенцы не падали духом. Жили дружно, помогали друг другу. На работу и с работы шли с песнями. Видимо, песни помогали пережить тяготы", - вспоминал позже Сергей Михайлович.     

Семья Караваевых, фото из семейного архива

 

... Большинство жителей поселка в предвоенные годы имели коров, овец. Выращивали у себя на приусадебных участках картофель, репу, турнепс, брюкву, огурцы, помидоры, капусту, лук.

Труженики поселка – спецпереселенцы - многое сделали в годы войны для оказания помощи фронту, для победы над фашистской Германией. Помогали не только продуктами, собранными в сельхозартели, выловленной и сданной государству рыбой. Сдавали в счет помощи фронту и теплые вещи: фуфайки, брюки, рукавицы, перчатки.

Подростки, в том числе и Сергей, помогали в сельхозартели на разных работах: ухаживали за лошадьми, пасли скот, пахали, садили, косили. Ходили со взрослыми и одни за шишками, грибами и ягодами. Помогали заготавливать дрова.

1941 год на севере усложнился еще тем, что река Обь и ее протоки сильно разлились – было большое наводнение, которое еще и очень долго сходило. Грозила настоящая бескормица для скота, а это верная смерть для сельчан. Нужно было приложить для спасения неимоверные усилия всем членам артели, поэтому даже зимой на болотах заготавливали кочки с травой. Рубили мелкий тальник, снимали с него кору. Это делали в каждом доме. Потом кору и мелкие ветки тальника измельчали, запаривали и с добавками скармливали скоту.

Сережа, только оправившийся от туберкулеза, не мог просто смотреть, как всем тяжело, и попросился в рыбаки.      

Ловил рыбу на Оби плавными сетями, это четыре провяза по 75 метров каждый, а общая длина 300 метров. Был старшим кормчим на бударке (длинная и узкая лодка, нижняя часть которой выдолблена из цельного дерева, а борта нашиты из досок, - прим. автора). План добычи и сдачи рыбы перевыполняли.

Тяжко было ловить рыбу зимой. Сильные морозы с ветром обжигали лицо и руки. Особенно трудно было долбить вручную лед пешнями (маленький лом для создания прорубей c деревянной ручкой, - прим. автора). Местами лед достигал полутора метров толщины. Никто не роптал. Многие виды подледного промысла узнал тогда паренек - неводами, фитилями, мордами, режовками, сапами, котцами, переметами. На промысел выходили не только в добрую погоду, но в дождь и слякоть, в бурю и мороз.

В основном ловились муксун, сырок, нельма, стерлядь. Иногда лобарь или осетр попадал. Плавали сутками. Сдав рыбу, высушив и подремонтировав сети, немного отдохнув, поспав, снова в путь.

Не раз пришлось испытать силу ветра, волны, внезапную грозу. Часто рыбу с угодий по одному человеку на бударках возили на приемный пункт. Со стихией нужно было бороться и справляться самому.

Забегая вперед, скажем, что уже будучи в армии на фронте, Сергей узнал, что за выполнение и перевыполнение плана в числе рыбаков и его фамилия занесена на Доску почета Ханты-Мансийского округа. А еще на него пришла премия - ватный костюм (брюки и фуфайка), который родители передали в фонд помощи фронту.

Сергей Михайлович отмечал, что в военные годы была настоящая дружба всех людей, всех национальностей, живущих в поселке. Несмотря на невзгоды, они любили и гордились своей Родиной и верили в победу над врагом. Сочувствовали и помогали каждому живущему в поселке, у кого погибал на фронте муж, брат, сын. А полегших из поселка было немало.

Но первую похоронку принесли в 1942 году на брата Петю.

Фото из семейного архива: Петр Караваев

Именно тогда мысль скорее добиться пойти в армию и на фронт накрепко поселилась в Сережином уме. Отомстить фашистам за развязывание войны, за гибель брата стало мечтой. Настал день, когда она сбылась.

В 1943 году Сергей отправился на фронт. Было ему 18 лет. Он дошел до конца и служил до 1950 года. В 1945 году в рядах действующей армии был на Эльбе в Германии, на той самой встрече с американскими солдатами и офицерами.       

Фото из семейного архива. Сергей Караваев (в центре) с сослуживцами

"… День Победы застал нас на привале. Было тихо, светило солнце. Не верилось, что закончилась война. Что ты остался жив. Необычно. Умывшись водой из Эльбы, мы временно расположились в свободных немецких щитовых домах – казармах. Стали приводить свое обмундирование в порядок...", - напишет позже в мемуарах Сергей Михайлович Караваев.

Евгения Тенегина

Подписывайтесь на наш канал в ТамТам и будьте в курсе новостей
Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей