• 20 октября 201920.10.2019воскресенье
  • USD63,9542
    EUR71,1299
  • В Тюмени -3..-5 С 4 м/с ветер южный


Екатерина Васкэ: телефон — средство связи, а не причина для самоубийства

Общество, 14:21 28 августа 2019

ИА "Тюменская линия" | Фото: ИА "Тюменская линия"

Забирать у школьника телефон, чтобы он больше времени тратил на уроки? Разрешить ли дочке перекрасить волосы в синий цвет? Как понять ребенка? Екатерина Васкэ (г. Москва), доктор психологических наук рассказала о том, как по-умному договориться с ребенком, чтобы условия соглашения были выполнимы, а не превратили жизнь семьи в кошмар.

— Как вы считаете, с наступлением 1 сентября количество проблем у детей и родителей увеличивается?

— Проблемы могут актуализироваться, а могут приобретать характер явных. Например: школьные каникулы, родители на работе, ребенок посуду помыл, мусор вынес и все остальное время находился дома. "Вот и хорошо, сын (дочь) дома, никуда не бежит, не рвется, мы за него спокойны", — так считают родители. На самом деле, ребенок мог весь день "просидеть" в интернете и совсем не в познавательном, не в развивающем контенте.

С началом школьной поры появляются четкие "индикаторы" поведения ребенка: его оценки, дисциплина на уроке и переменах. Понятно, что если школьник все каникулы "сидел" в телефоне/планшете, ему сложно перестроиться на рабочий лад – он привык к бесконечному виртуальному общению, погруженности в интернет-пространство. Поэтому, с первых дней сентября у такого школьника могут начаться проблемы, поскольку его стремление быть неразлучным со смартфоном, не отрывая взгляда от экрана, не даст ему возможности быть внимательным на уроке, а значит, и полноценно усваивать учебный материл.

— То есть 1 сентября жизнь ребенка и родителей кардинально меняется. И что делать родителям?

— Разговаривать с детьми. Устанавливать отношения. Поймите, что проблема "телефон-интернет-социальная сеть" возникла не за секунду. Требование выучить сейчас же уроки на "пять" ничего не даст, кроме отторжения. И пустые запреты типа "ты не сделаешь, я у тебя отберу телефон" тоже не принесут вам желаемого результата, а наоборот, могут спровоцировать обратную реакцию, нередко и весьма бурную.

— Теперь про телефон как "источник зла" и средство манипуляции. То есть отобрать телефон и сказать, что отдам, когда выучишь уроки или исправишь оценки, нельзя?

- Когда родители забирают у ребенка телефон, они используют это как метод воздействия на ребенка. Какое-то время, конечно, это работает, поэтому такие манипуляции становятся все более популярными у родителей: "Забери телефон и все проблемы решатся". К сожалению, в своей профессиональной деятельности все чаще приходится сталкиваться с ситуациями, когда родители забирают у ребенка телефон, а тот совершает суицид или его попытку. В последнее время для детей – активных пользователей интернета, а тем более, деструктивного интернет-ресурса, понятие "суицид" становится обыденным. Оно нивелировано в их сознании: в очередной раз убит очередной герой интернет-игры, а в следующем шаге он встал и пошел. Не говоря о других виртуальных продуктов с заложенными в них мотиваторами деструктивного поведения. Поэтому, с одной стороны, ребенок не вкладывает в данное понятие смысл "лишение себя жизни", не осознавая необратимости смерти как таковой. А с другой, у ребенка забрали телефон - он не знает как без него обходиться, как общаться, чем заниматься, в его арсенале нет необходимых стратегий поведения. Заострю внимание: ни в коей мере не являясь мотивом суицида, безапелляционные, излишне резкие, а тем более, агрессивные действия родителей при отобрании у своего ребенка смартфона, могут стать способствующим фактором для его совершения. Ребенок просто не знает, что ему теперь делать.

— Так все же надо забирать телефон или нет?

—Обратите внимание на два глагола: "забирать" и "отнимать". Отнимать нельзя, забрать можно. По договоренности. Договоренности родителя с ребенком. Как же иначе ограничивать время нахождения ребенка в интернете, если он сам не может это время регулировать?! Но забирать не в форме шантажа и угроз: "Если ты это не сделаешь, то я у тебя заберу телефон". Это может вызвать типичное ответное шантажное поведение: "Тогда я что-нибудь с собой сделаю". Понятно, что за этим, как правило, следует конфликт. Поэтому, с ребенком надо договариваться.

— Как?

— Например, объяснить (приводит в пример диалог. Авт.):

— Тебе десять лет, у тебя есть собственные задачи на день: сходить на тренировку, в школу, сделать уроки, погулять с собакой, в 10 вечера лечь спать. Зачем тебе интернет?

— Нам задают уроки, которые необходимо выполнить на определенной платформе.

— Хорошо. Сколько времени это займет?

— Час.

— А сколько времени необходимо на то, чтобы поиграть?

— Полтора.

— Хорошо, то есть тебе нужно 2,5 часа на Интернет?

— Да.

Все вы договорились. Теперь у вас есть понимание, сколько времени ребенок хочет провести в интернете. Но договариваться —не значит либеральничать: как ребенок сказал, так вы и сделаете. Нет, вы договариваетесь со своим ребенком и приходите к компромиссу, а еще лучше – к сотрудничеству – выработке решения, которое вас обоих устраивает. И если ребенок не выполняет условия соглашения, вы, в соответствие с вашими взаимными договоренностями, озвучивая их сыну или дочери, убираете телефон. Но, не угрожаете и не шантажируете.

— Если начинается истерика?

—На негативные эмоции бессмысленно реагировать тем же. Из психологии общения известно: поддаться на манипуляции - создать такой же прецедент в дальнейшем. Поэтому, исполняйте условия договора. В противном случае, будет новый шантаж. Вывод: телефон забирать надо в случае невыполнения ребенком ваших взаимных договоренностей. И помните о своих обязательствах – вы же их тоже давали!

— Как добиться, чтобы ребенок выполнял договоренности?

— Он должен иметь психологическую мотивацию выполнения ваших договоренностей, то есть хотеть это сделать. А так же иметь элементарную физическую возможность это сделать. Сейчас очень популярна, на мой взгляд, порочная практика многих родителей "ваять" из своего чадо эдакого "сверхчеловека" — он должен знать пять языков, в совершенстве владеть каким-либо видом спорта, лучше всех знать физику и алгебру. Высокие достижения, безусловно, хороши. Но, в своем стремлении родителей во что бы то ни стало сделать из ребенка самого лучшего, часто они становятся слепыми и глухими к нему, к его стремлениям, не сопоставляя свои желания и возможности своего чада. Если ребенок занимается профессионально спортом, например футболом, вряд ли ему нужна еще одна спортивная секция по баскетболу. А если он занимается в школьной секции по ОФП, можно предложить ему еще дополнительные занятия: спорт, музыку, творчество. У него должны быть домашние обязанности — он член семьи. Но важно видеть золотую середину. Ребенку нужно время на отдых, на любимое дело. В противном случае, он начнет пропускать занятия. Не меньше проблем вызывает и тотальный контроль: "После музыкальной школы сразу домой, на дорогу 15 минут и не больше". У ребенка должно быть свободное время.

При этом, даже самые маленькие, самые крошечные успехи вашего ребенка должны быть отмечены вами. В этом всегда есть проявление любви, а значит — путь к взаимопониманию.

— Надо ли мотивировать ребенка на достижение победы, на результат?

— Безусловно, да. В каком-то конкретном случае. В наиважнейший момент. Но, надо понимать: человек не может всегда и везде быть первым, быть победителем, тем более, ребенок. Поэтому, необходимо делать все для гармоничного развития ребенка. И ключевое слово здесь — гармоничного. А для такого развития, он должен иметь свободное время — подумать, поговорить с вами, поделиться своими радостями и проблемами. Поэтому, не требуя от ребенка победы и только победы, конечно же, побуждайте его к достижению результата. И не скупитесь на похвалу за преодоления вашим ребенком даже самой маленькой вершины – для него она может быть Эверестом!

— Что вы имеете в виду под "любимым делом"? Если он любит лежать и разглядывать потолок?

— И хорошо. Просто в дальнейшем вы будете развивать его так, чтобы у него появилось какое либо увлечение. А может он не просто лежит на диване, а сочиняет в голове гениальные стихи или у него рождается таблица Менделеева?!

Но, если он постоянно лежит, смотрит в потолок и ни с кем не контактирует, не исключено, что он переживает, но не хочет или не может рассказать о том, что его тревожит. Может быть, у него есть проблемы и ваша задача понять, что происходит с ребенком.

Но если вы раздраженно говорите ему: "Что ты опять лежишь на диване, ничего не делаешь?! Иди лучше посуду помой или алгеброй займись!", — вряд ли вы достигните понимания. Для конструктивного решения проблемы вам нужен диалог, а ваш ребенок – это не ваш клон, он другой, он думает и чувствует по-другому. Поэтому, нужен ключик, который вы найдете и он подойдет к вашему ребенку, открыв замок или замочек, если ваш "ребетенок" еще совсем маленький. Ключик – это любовь во всех ее проявлениях, значит, и понимание его чувств, принятие уникальности его личности не в плане сверхдостижений, а со всеми ее достоинствами и недостатками.

— Еще одна проблема — ранняя сексуализация детей. В нашем обществе вообще не принято открыто ее обсуждать. Но мода, в том числе и детская, всплывающие откровенные картинки в интернете, даже реклама нередко направлены на поддержание интереса к теме секса. Данной темы нельзя избежать и в школе. Тем более, когда подросшие дети после каникул вернулись в свои классы, кто-то возможно и с новым опытом. Можно ли родителю понять, что с ребенком, что-то не так? На что обратить пристальное внимание?

— На изменения в поведении ребенка. Если поведение начинает отклоняться от типичного для вашего сына или дочери. Например, ребенок был замкнутым, вдруг становится чрезмерно общительным и активным, даже суетливым. Хорошо, если у него все прекрасно и его просто в какой-то ситуации переполняют позитивные эмоции. Но, бывает и по-другому. Возможно какой-то посторонний, взрослый человек оказывает ему знаки внимания и поддержку, а впоследствии окажется, что это — преступник. Или ребенка приняли в компанию, о которой он давно мечтал. Но, это компания девиантных подростков. Все, что диссонирует с типичным поведением ребенка должно насторожить родителя. Резкая, неожиданная смена поведенческого репертуара ребенка, даже внешне — на знак "плюс", должна насторожить родителя.

Относительно внешних признаков ранней сексуализации девочек. Относится ли к ним смена стиля девочки-подростка? Ко мне обращаются мамы по поводу желаний дочек изменить цвет волос на зеленый, красный, синий. Спрашивают, что делать? Все индивидуально. Запрещать бессмысленно, подросток, скорей всего, это сделает. Тогда родитель окажется в ситуации "де-факто". Лучше пойти навстречу, выбрать, например, вместе с дочерью быстро смывающуюся краску, поняв ее желание, приняв его и предварительно обсудив это вместе. Жестко противостоять тенденциям молодежной моды, сохраняя хорошие отношения с вашим ребенком – подростком, вы вряд ли, сможете.

— Если с девочками все понятно, покрасила волосы, ногти и все в тренде, то, как быть с мальчиками?

— И мальчики перекрашивают волосы, делают пирсинг. Надо внимательно смотреть, что происходит с его образом и реакцией его окружения на этот образ. Если сын ходит с хвостиком, а учителя и одноклассники откровенно негативно реагируют на имидж, надо работать с этим. Нонконформизм, открытое противопоставление себя ближайшему окружению не всегда будет правильным. Безусловно, в каких-то ситуациях, если это принципиально и важно для вашего ребенка, можно оставаться на своей позиции, сохраняя образ, вопреки мнению большинства. Ведь, по большому счету, какая у него прическа не имеет никакого значения, поскольку он, прежде всего, личность. Но, если бороться невозможно или бессмысленно, в силу каких-то факторов (личность самого подростка этого не позволяет, или ситуация зашла слишком далеко), то нужно пойти на компромисс. В определенных случаях стратегии уступки или уклонения могут быть не менее эффективными, чем стратегия соперничества. Но, смена образа, на требуемый коллективом или педагогами, не должна выглядеть как признание поражения, а именно как компромисс, то есть над этим надо работать вместе с ребенком. Если родитель не может решить проблему, надо идти к специалисту вместе с ребенком. Но не насильно "тащить его за руку", а убедить в необходимости этого действия.

— А вы верите в то, что школьные психологи могут помочь ребенку?

— Безусловно, да. Было бы обоюдное желание. Попробуйте прийти поговорить со школьным психологом. Нет необходимости выкладывать всю ситуацию сразу "на гора", посмотрите, почувствуйте, появится ли у вас такое желание. Если вы не испытываете к специалисту доверия, зачем выбудете делиться с ним проблемами? Но мне известны случаи, когда школьные психологи помогли решить огромные проблемы детей, предотвратив трагедию.

Наталья Иванова

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей