• 31 октября 202031.10.2020суббота
  • USD79,3323
    EUR92,6284
  • В Тюмени -1..-3 С 4 м/с ветер южный


Онищенко опроверг слухи о COVID-19

Общество, 10:26 16 октября 2020

пресс-служба Государственной думы | Фото: пресс-служба Государственной думы

Далее в сюжете Новый фейк о волонтерах с пропитанными "химикатами" масками распространяется через мессенджеры

Аргументы ковид-диссидентов и мифы о коронавирусе опроверг известный санитарный врач, эпидемиолог, доктор медицинских наук Геннадий Онищенко. Его интервью опубликовано в "Парламентской газете".

"Маски не спасают"

Суть сомнений: отверстия в маске больше, чем размер вируса, и не защищают от него. Маску должны носить те, кто болеет, чтобы не разносить инфекцию, здоровым людям она не нужна. И вообще маски носить вредно для дыхания и иммунитета.

Геннадий Онищенко: маска играет важную роль. Она спасает в огромном количестве случаев. Дело в том, что у человека при разговоре, дыхании, чихании, кашле вылетают маленькие капли слюны. Их-то маска на себе и задерживает, тем самым останавливая основное количество вирусных частиц, которые выделяет заразный человек. Поэтому маску должны носить и те, кто не болеет, и те, кто себя плохо чувствует. Одни — чтобы не заболеть, другие — чтобы не заразить. Конечно, стопроцентно она не спасает, но подавляющую часть инфекций мы могли бы не иметь, если бы люди соблюдали простые, понятные и необременительные правила: носить маски, соблюдать гигиену рук, дезинфицировать поверхности, соблюдать социальную дистанцию, чтобы минимизировать риск заражения.

Маску должны носить и те, кто не болеет, и те, кто себя плохо чувствует

Если маску носить правильно, в ней нет никакой опасности. ​ Как и любое средство защиты, она требует ухода и соблюдения правил. Маску многоразового использования нужно стирать и проглаживать. Одноразовая маска, которая делается из нетканого материла, служит не более двух часов, и использовать ее второй раз нельзя. Но если вы будете бросать её где попало, она действительно станет опасна. Поэтому нужно или класть ее в пакетик, или выбрасывать в мусор, где гарантированно никто рыться не будет, и там вирус сам погибнет спустя какое-то время.

"Я уже болел и больше не заболею"

Суть сомнений: человек уже переболел или думает, что переболел​ COVID-19. Теперь он считает, что у него иммунитет.

Геннадий Онищенко: если человек переболел коронавирусом, даже бессимптомно, а у молодых людей более чем в 60% случаев он протекает именно так, то иммунный ответ будет. Но пока непонятно, насколько длителен этот иммунитет, репрезентативных научных наблюдений пока не получено. Возможно, это будет действительно длительный иммунитет.

Но иногда он не вырабатывается. Например, известен недавний случай в Нидерландах, когда повторно заболела и умерла женщина, которой было 89 лет. У нее было злокачественное заболевание крови и вторичный иммунодефицит. И когда она переболела в первый раз, у нее просто не выработались антитела. Это стало причиной повторного заболевания. Иммунная депрессия может наступать у онкологических больных, у людей с расстройствами эндокринной системы, прежде всего диабетом, с кардиологическими заболеваниями.

"Эпидемии вообще нет"

Суть сомнений: эпидемию объявляют, когда достигается определенный процент заболевших от всего населения страны, а в России количество "недотягивает".

Геннадий Онищенко: эпидемия — это уровень заболеваемости людей. И при разных инфекциях — разные эпидемические пороги. Например, даже единичные случаи сибирской язвы — это уже чрезвычайная ситуация первого порядка. А уровень заболеваемости гриппом оценивается по-другому. Все зависит от опасности инфекции, интенсивности эпидемического процесса, контагиозности инфекции — насколько легко она передается от зараженного организма здоровому.

Для коронавируса еще не рассчитали пороги заболеваемости. Но если говорить об эпидемическом процессе коронавируса, он характеризуется следующими цифрами. В мире в среднем на 13 октября уровень заболеваемости составляет 488 человек на 100 тыс. населения. Считают именно так — не в процентах, а в количестве случаев на сто тысяч населения. В части стран интенсивность процесса в разы больше. Например, в Перу уровень заболеваемости — 2579,9, то есть из каждых ста тысяч жителей две с половиной тысячи уже переболели или находятся в стадии заболевания. Потом идут Чили, Бразилия, США. В США интенсивность эпидемического процесса составляет 2350 случаев на 100 тыс. населения, к 14 октября заболели 7,8 млн человек. Потом Аргентина, Колумбия, Франция и Россия в пятом десятке. Так что эпидемия есть.​ И она определяется интенсивностью проявления заболевания.

Кроме понятия "эпидемии" есть понятие "пандемия" — когда инфекция распространилась в нескольких странах. В данном случае мы можем говорить о глобальной пандемии, потому что болезнь регистрируется в 188 странах из чуть больше двухсот на планете. Это не значит, что в остальных странах нет заболеваемости, просто там нет здравоохранения. Некому даже диагноз поставить. Как правило, это небольшие развивающиеся страны.

"От гриппа умереть больше шансов, чем от коронавируса"

Суть сомнений: смертность от других инфекций, от того же гриппа — не ниже, а то и выше, чем от коронавируса, однако таких мер в связи с ними не предпринимают.

Геннадий Онищенко: если не считать отдельных проявлений, как, например, свиного гриппа в 2009 году, летальность среди тех, кто заразился коронавирусом, выше, чем от гриппа. Средняя по миру — около 3%. В США — 2,8%, в Великобритании — 2,75%. То есть из семи миллионов заболевших умерли 2,75%. В России — 1,79%.

Грипп тоже опасная инфекция, от нее может развиться пневмония. Особенно он опасен для тех, у кого онкологическое заболевание, слабое сердце. И если сравнить общий итог, то от гриппа ущерб всем людям даже выше, чем от коронавируса, но лишь потому, что совокупный объем заболеваемости гораздо больше. Каждый осенне-зимний период в мире заболевают гриппом от 200 до 900 млн человек. По сравнению с этими цифрами те 38 млн, у кого официально зарегистрировали коронавирус, — это ничто. И при этом летальность от COVID-19 выше в группе людей старше 70 лет.

От гриппа ущерб всем людям даже выше, чем от коронавируса, но лишь потому, что совокупный объем заболеваемости гораздо больше

В случае с коронавирусом есть еще одна вещь. Он спровоцировал на первом этапе повышенную опосредованную смертность, потому что стационары не оказывали плановую медицинскую помощь, не делали плановые операции. Допустим, онкобольного, когда пришел срок проведения химио- или радиотерапии не взяли в стационар, и он умер раньше, чем мог бы. Поэтому сейчас ни в коем случае нельзя идти по тому пути тотального закрытия и запрещений — это ухудшит ситуацию, а не улучшит.

На первом этапе, когда все закрыли, нельзя было поступить по-другому, потому что мы еще ничего не знали об этом коронавирусе. Сейчас мы имеем диагностику, у нас есть вакцина. Теперь нужно действовать локально: появился заболевший в коллективе, закрывайте на карантин, выявляйте всех контактных и лечите их. Но закрывать всю страну нельзя.

"Люди умирают не от COVID-19, а от сопутствующих болезней"

Суть сомнений: основной причиной смерти зараженных становится не воздействие инфекции, а хронические заболевания, которыми они страдали раньше.

Геннадий Онищенко: такая трактовка ближе гриппу. Он дает сильную интоксикацию. Человек болеет в течение недели. Но при этом опосредованно происходит ослабление организма, могут быть осложнения на сердце, почки, легкие и так далее. Коронавирус же садится на легкие, и, если развилась тяжелая пневмония, человек умирает, как правило, от нее. Поэтому в случае с COVID-19 летальные исходы как раз больше от самого "ковида", а при гриппе — от осложнений, которые он вызывает.

"Реакция на инфекцию неадекватна ее опасности"

Суть сомнений: ни одна, даже самая опасная инфекция не вызывала такой истерии и нагнетания чувства опасности. Это чересчур. Закрытие границ, карантин только усиливают истерию и мешают пережить эпидемию.

Геннадий Онищенко: отчасти это так. Мы сегодня помешались на коронавирусе. Да, это серьезная инфекция с возможными осложнениями, и серьезные риски, особенно для старшего поколения, есть. Но мы ​столкнулись с информационно-террористической атакой, которая начиналась с нагнетания ужаса в Китае. Не надо вводить меры, которые были приняты в самом начале. Вместо этого надо просто носить маски и следить за гигиеной рук. Китай сегодня имеет чуть больше 90 тыс. заболевших на 1,5 млрд населения. В основном за счет того, что люди знают и соблюдают все требования. А мы знаем, но не соблюдаем.

"Я молодой, со мной ничего не случится"

Суть сомнений: в основном тяжелой формой "ковида" болеют пожилые люди, а молодые, и особенно дети, переносят болезнь легко, а то и бессимптомно. А значит, и защищаться им необязательно.

Геннадий Онищенко: если у молодого человека диабет, а у многих он, к сожалению, есть, опасность для него такая же, как и для старших людей. Или если у человека есть онкологическое заболевание. Ну и для окружающих он тоже представляет опасность. В школах кто больше болеет? Учителя. У детей инфекция чаще всего протекает легко и бессимптомно, но у преподавателей, которые от детей заражаются, уже больший процент манифестного течения, когда появляются температура, тяжесть. Это объяснимо, ведь у них уже накопились проблемы со здоровьем. Поэтому и требуют в школах, чтобы маски носили учителя и ученики старше 14 лет.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и первыми узнавайте главные новости
Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей