• 21 мая 201821.05.2018понедельник
  • USD61,9408
    EUR73,1769
  • В Тюмени 7..9 С 2 м/с ветер северо-западный


Герои тыла: неунывающая Зоя

Общество, 17:45 28 апреля 2017

Далее в сюжете Герои тыла: трудолюбивая Наталья

Зоя родилась в простой крепкой деревенской семье Захаровых в д. Зайково, папа конюх, мама колхозница. Детей нажили, дом свой и кажется, живи и радуйся. Но 41 год внес свои трагические коррективы. Началась война, это само собой счастья никому не прибавляло: по всей стране стенания и плач по погибшим парням, страх перед будущим, сиротство.

Фото из семейного архива Захаровых: слева малышка Зоя трех лет

Вот и 11-летняя Зоя осталась без мамы, ушедшей рано в иной мир. Папа горевал, конечно, и вроде бы старался за ребятами своими присматривать, но, как говорит теперь бабушка Зоя: мужик, он и есть мужик.

Так закончилось Зоинькино детство.

"Отец забрал из школы в пятом классе. Будешь, доченька, работать в колхозе. Писать кавалерам письма научилась и читать тоже. А работать надо, я один остался, мамы нет", - рассказывает, подавляя слезинки, Зоя Андреевна.

Работы в колхозе "Заветы  Ильича" хватало всегда. То ребята копают яму для силоса не шуточного размера (10 на 10 м, да глубиной 2 м), то траву косят.

"В тринадцать лет взяла я литовку (косу, - прим. автора) и косила наряду с мужиками в три шага", - вспоминает Зоя Андреевна.

Научилась и снопы вязать. Рожь скашивали, а дети потом собирали ее да вязали. Дело это не такое простое, оказывается, ведь каждый колосок надо было сберечь. Готовые снопы по десять штук ставивали аккуратно в суслоны (несколько снопов, поставленных в поле для просушки стоймя, колосьями вверх, и покрытых сверху еще одним снопом, - прим. автора). Работать можно было по силам, но меньше 20 суслонов Зоя не делала (200 снопов), бывало уже все девчонки разбегутся, а она все трудится. Обычно выходил рабочий день с 8 утра до 10 вечера.

Солома сильно царапала руки и лицо, которые дома девочка лечила вазелином, мазью "от всего" по тем временам. Но он действительно помогал, заживлял, смягчал огрубевшие от работы руки.

Еще Зоя умела шить, поэтому несколько оправленных на фронт кисетов для табака – ее рук дело.

Интересно, что несмотря на такое незавидное детство, Зоя всегда любила петь. Косит, шьет, вяжет, огород полет, а все с песней. И легче как-то становится, и чуток веселее.

Весной вот какая еще работа была – боронили девчонки колхозные поля на быках.

- Как же вы, - спрашиваю, - справлялись, такие животные серьезные…

- Да, как? Просто, - отвечает Зоя Андреевна. - Мы вот на коровах однажды попробовали, да они больно норовистые. Улягутся на травку полежать, прикрикнешь на них, а они как понесутся и борона ломается и…, ой, плохо на них…

А еще случай был, однажды сморились девочки на солнышке. Быков привязали и спать легли. А парни из соседнего колхоза подшутить решили – тихонько отвязали скотину и на свои поля увели. Проснулись от крика председателя: Где ваши быки?" Перепугались, платить-то за быков дорого, долго домой не смели вернуться, боялись наказания родителей. Но взрослые сами разобрались и пропажу вернули.

Чем еще в войну помогали? Было одно дело нехитрое, но тяжкое. Посадят деревенских в короб, да на лошадке увезут на железнодорожный 19 разъезд (ныне станция Войновка). Там по лопате, скребку и ну чистить снег с рельсов. 6 км пути примерно проходили в день. До вечера трудились. А что поделать, военные нужды, куда надо, туда и посылали ребятню.

Зою с двоюродной сестрой Галиной после войны, когда времена еще оставались тяжелыми, на два месяца отправляли на лесозаготовки, пилили девушки ручной пилой на двоих огромные сосны, сучки обрубали, а потом бригадир скрежевала. Дня по полтора, говорит Зоя Андреевна, одну сосну пилили по колено в снегу.

А из одежки-то - валенки десять раз зашитые, тятины штаны стеганные, а сверху платьюшко да телогрейка.

Фото из семейного архива: Зоя в "нарядном"

Со смерти жены Андрей Васильевич два года не женился, потом сосватали ему женщину с Мыса. Работящую, да только любила она лишь своих двоих детей. А об мужниных особенно не беспокоилась. Единственный костюм Андрея отдали младшему из сыновей.  Да еще выпить любила. Какое уж тут материнское тепло. Обижала как бы и невзначай она Зою.

Штрих к отношению мачехи – Зоя любовно сажала огурцы, ухаживала за ними, а когда пришла пора урожай собирать: самим лакомиться, да продавать овощи, девочку отправили на покос и мало, что с собой только твердые лепешки давали, да еще и с вырученных денег ни носков, ни чулок ей не купили.

Зная, что у Зои никогда ничего вкусного нет с собой на обед, ребятня с покоса, конечно, угощала подругу, кто медом, кто молочком, кто шанежкой. А Зоя плакала, до того обидно было.

"Пальто тятя все сулил мне, сулил, да так и не купил, ходила в старье", - рассказывает Зоя Андреевна. – Вот и были все обновки только от старшей (на 14 лет) сестры, которая давно жила отдельно с мужем.  

Пожил отец с мачехой 4 года и умер, вдова съехала к женившемуся сыну, Зоя продала дом и поделила деньги между наследниками.

В 1950 году Зоя выскочила замуж, было ей 19 лет. Жила с мужем в п. Яр.

Фото из семейного архива Захаровых

Только брак был неудачным, несколько раз уйти пыталась, но не получалось. Что в том браке вышло хорошего, так это шестеро ребятишек. А счастья семейного не было, запойный муж гонял всю семью и с кулаками, и с вилами. Сейчас ей неприятно вспоминать об этом. Ребят, конечно, сама поднимала. Говорит, от мужа того ни рубля не видала. Зоя выращивала овощи, зелень, продавала на рынке, с того и кормилось большое семейство.

Фото из семейного архива Захаровых: старшие дети Зои

По-настоящему Зоя Андреевна расцветает, когда говорит о своем втором муже – Алексее.

Фото из семейного архива

Она встретила его почти в 40 лет, но какая это была встреча. Настоящий мужчина взял на себя заботу о женщине и ее детях, растил, как своих, возил семью на море и отвечал за каждое свое слово. А еще веселый он был, всегда с гармошкой в руках, как раз под стать женушке, что по жизни с песней на устах.

Позже Зоя пела в городском клубе ветеранов в ДК "Строитель", муж аккомпанировал и по жизни, и на сцене. Ох и выступали они.

Фото из семейного архива: Зоя Андреевна

Фото из семейного архива

Это счастье длилось 14 лет до самой смерти Алексея Павловича. Зою Андреевну греют эти воспоминания, они светлые очень. Она и сейчас спеть может, да на балалайке сыграть, чем порадовала и меня. Голос в силе и ныне, поверьте.

Фото Тюменской линии

P. S. Проект "Герои тыла" расскажет на страницах информационного агентства "Тюменская линия" о людях, которые жили и работали в Тюменской области в годы войны. Эти хрупкие воспоминания, которыми сейчас далеко не все могут поделиться, не испытывая страданий, поведают нам о том, как и чем жили во время войны и немного позже, как женщины и дети боролись за Победу в тылу врага, чем жертвовали, на что надеялись и как не переставали верить и находить маленькие радости и большое счастье. Вопреки и чтобы помнили!

Евгения Тенегина

Подписывайтесь на наш канал в ТамТам и будьте в курсе новостей
Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей