• 16 декабря 201816.12.2018воскресенье
  • USD66,4337
    EUR75,3890
  • В Тюмени -9..-11 С 3 м/с ветер западный


Труженик тыла: хорошо мы пожили, теперь и ваш черед

Общество, 11:04 06 мая 2017

фото ИА "Тюменская линия"

Далее в сюжете Герои тыла: ссыльный рыбак Сергей

Необходимо относиться к своим обязанностям серьезно и уважать ровесников, а также старшее поколение. С такой просьбой к молодому поколению во время беседы с корреспондентом "Тюменской линии" обратился труженик тыла, житель Тюмени Хаким Файзуллин.

"Я особенно уважаю, ребята, тех, кто участвовал в боевых действиях на фронте. Я тем сочувствую. Они нам жизнь продолжили. Прошу молодежь, чтобы уважали старших людей, а то ведь есть такие, кто называет все медали и ордена побрякушками! Есть такие, несознательные. Это кощунство. Надо уважать друг друга. И на работе прилежным быть", - начал беседу ветеран.

фото ИА "Тюменская линия"

Хаким Файзуллин родился в 1930 году. Великую Отечественную встретил в родной деревне Красный Яр Ярковского района (ныне Тюменской области) в возрасте 11 лет. Сразу же после объявления войны бросил школу и направился на работу в колхоз.

"Там не спрашивали молодой ты или старый. Помогай колхозу и все! Что я там делал? В основном занимался боронованием. Вот пару лошадей запряг и пошел по полю боронить. Их у нас в колхозе хватало. В других деревнях же на коровах пахали, на быках. Этого у нас не было. Председатель колхоза был строгий, справедливый и пожилой — его в армию не брали. Строго содержал лошадей и скот. Да что там, даже ферма работала! Каждый весенний сев мы жили в полевом стане. Утром поднимались, в пять часов, и сразу запрягать лошадей. В военное время счастливого детства не было. Вставали и сразу в поле. Потом часов в 7-8 смотрим, над станом поднимается флаг — значит пора на завтрак. Еще лошадей покормим и уже до обеда работаем. Недалеко была река Тавда — туда водили их на водопой. После ужина ложимся спать. Помню ходили в годы войны, когда отец с фронта вернулся раненый, на рыбалку по ночам. Ничего хорошего больше не было", - рассказал Хаким Файзуллин.

фото ИА "Тюменская линия"

Ветеран не обошел стороной и послевоенные годы. Самыми голодными он назвал 46-ой и 47-ой, когда в колхозах не было даже крошки хлеба.

"В августе месяце начали давать паек, - продолжает рассказ тыловик. - Урожай поспевает и уже давали по 200-300 граммов. Вечером приходишь, а тебе сырой ржи и взвешают. Приносишь, высушишь, на жерновах раскрутишь и получается крупа. Для того, чтобы выжить, добавляли осиную кору. Мы так рассуждали: лоси и зайцы едят ее и не умирают, значит можно! Я уже потом читал и сейчас нахожу, что осина полезна для здоровья. А там не до него было. Еще липовые листья добавляли. Получалась зеленая лепешка. Уже в 47-ом году я поступил в ремесленное училище. Вот там уже хорошо стало. Нас три раза кормили - хлеба 800 граммов давали! Это же очень хорошо! А здесь крошки не видели, когда в колхозе были".

фото ИА "Тюменская линия"

Дальнейшая жизнь Хакима Файзуллина будто компенсировала все тяготы и лишения, которые выпали на долю подростка в военные годы. После окончания Тюменского ремесленного училища №1 на улице Максима Горького он устроился работать токарем-универсалом на Судостроительный завод. Нашел любимую женщину, создал с ней семью. У супругов появилась дочь, которая впоследствии решила поступить в Ташкентский театрально-художественный институт и связать жизнь с театром.

Сам Хаким с супругой тоже не сидели на месте — в 70-ые годы уехали в южный Казахстан, в город Джамбул (ныне Тараз). Прожив там 12 лет, заскучали по Родине и вернулись в Тюмень. Купили частный домик на улице Шевченко и встречали дочь, которая также как и родители перебралась в Западную Сибирь.

фото ИА "Тюменская линия"

Получив дополнительную профессию электромонтера в Тюменском железнодорожном училище, которое располагалось на нынешней улице Герцена, Хаким Файзуллин направился в Тюменьгоргаз. В отделе кадров ему сообщили, что нет ни токарей, ни электромонтеров и предложили заступить на две должности одновременно.

фото ИА "Тюменская линия"

"Вот две специальности у меня, я и согласился! И успевал один, да. Вот бывает на работе только настроил токарный станок, приходят и говорят, что в столовой вентилятор не работает или сковорода электрическая не греет. Я сразу выключаю все и иду туда, исправляю, потом обратно прихожу. Токарной работы тогда много было. У меня было два станка: один Алма-Атинский, я на нем резал дюймовые резьбы, а другой был Волжский — на нем я резал метрическую резьбу. Станок Волжский был очень хороший, скорости переключались на ходу. Проработал я в горгазе 12 лет, а после, в 94-ом году ушел на покой. Мне говорили: "Если желаешь — оставайся!" А я говорил, что нет, извините, бабушка прихрамывает. Сейчас уже не стало ее. Один я живу. Дочь иногда приезжает. Благодарен я всем, кто меня вспоминает. Хорошо мы пожили, теперь и ваш черед", - подытожил разговор Хаким Файзуллин.

Владислав Соколов

Подписывайтесь на наш канал в ТамТам и будьте в курсе новостей
Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей