• 18 июля 201818.07.2018среда
  • USD62,4352
    EUR73,2427
  • В Тюмени 18..20 С 2 м/с ветер восточный


Герои тыла: волшебная Оркия

Общество, 12:38 18 июля 2017

Фото с мужем. Из личного архива Оркии Шафиковой

Далее в сюжете Герои тыла: виртуоз хирургии

Оркия Шафикова - вторая дочка из четырех в чистокровной татарской семье. Она родилась в 1927 году, 4 класса закончила в своей маленькой деревне, в родном колхозе "Красное знамя" в Татарии, потом до 7-го доучивалась в соседнем поселке, всего-то 3 км - и ты на месте.

В 1941 жизнь изменилась вкрутую: война забрала мужчин в ружье, пожилых – в трудармию, женщин и детей отправила на заводы и в поля. Вот и у Оркии вместо педучилища, куда собиралась поступать после школы, началась тяжелая работа в колхозе. Лошадей забрали для нужд армии, также как и единственную грузовую машину.

- А год-то был очень урожайным, первый военный, - вспоминает Оркия Мухаметшафиковна. Все колосилось: рожь, пшеница, прекрасно уродились горох и картофель.

Комбайнов, как вы понимаете, не было, и все это богатство женщины и дети руками собирали. Тяжело, конечно было. Еще сено запасали, да ухаживали за животными. До того дошло, что в военные годы пришлось в мусульманском колхозе свиней завести, скотину непривычную для тех мест и жителей, но что делать, время военное, надо, значит надо. Коровы, овцы тоже водились на колхозной ферме. Но, однажды, рассказала Оркия Мухаметшафиковна, настоящая беда случилась. Нечистый на руку завфермой продал фураж для скота на сторону, и к апрелю начал скот падать от голода. Начальство, ясное дело, сменили, а спасать скот поставили подростков.

Ох, и картина же была перед их глазами в первый приход. Впечатление жуткое на всю жизнь. Тех животин, кто выжили, женщины и дети поднимали руками, они ведь не могли даже шагу ступить - выкармливали тюрей и отпаивали теплой водой. Для того, чтобы согреть воду скоту, дрова нужны были, за ними бегала молоденькая Оркия с другими в лес. Дело это было непростое, поскольку лес стоял на горе, а ферма под ней, да еще и через речку. И вот, представьте, дети вручную дрова натаскивали на всю ферму. Но главное, был результат, животные гибли все реже, а как начала расти трава, смертность спала совсем.

- Сами-то чем питались? - интересуюсь. - Да в деревне не то, что в городах, - отвечает моя героиня, - такого голода не было. Огороды большие распахивали, растили самое неприхотливое – картошку. Ей и жили. Грядками занимались после колхозных дел, тяжко, а что делать…

Разнообразнее питание становилось весной, когда появлялись съедобные травы. Варили крапивный суп и готовили балтырган (по-русски: борщеви́к, борщо́вник) – зонтичное растение из молодых листьев и ствола которого варили незатейливый бульон, напоминающий по вкусу куриный. В татарских деревнях был распространен еще такой рецепт: в деревянных корытцах сечкой рубили листья борщевика, заливали холодной водой примерно на час, отжимали и клали в картофельные супы, как капусту.

… 9 мая, как все герои своего времени, Оркия не забудет. Всем о победе сообщил дежурный, что слушал единственный в деревне репродуктор. Кто-то плакал от счастья, а кто-то - от вновь навалившегося осознания непоправимого горя, что их мужья, дочери и сыновья не придут никогда. На улице тогда лил дождь и стояла грязь непролазная, но все равно была красивая и слаженная демонстрация, людям было не до погоды от захвативших чувств.

Война закончилось, но то победное лето было ужасно дождливое, сев оказался под угрозой. В колхоз вернули лошадей, но таких истощенных, что пройти по месиву им было не под силу. Позже плохонькие тракторы появились, работали на них молодые девушки. Как смогли – отсеялись.

- Во время войны и после не спрашивали: хочешь - не хочешь, - без пафоса говорит Оркия Мухаметшафиковна. - Надо, так надо было. Люди тогда не охали, не ахали, так все и работали.

А все равно молодежь, есть молодежь, хоть годы и такие тяжелые были, а после работы выходили к речке, песни пели и танцевали. Потихоньку стали раненые возвращаться с госпиталей и демобилизованные.

В 1947 году вышла замуж, переехала к молодому супругу в соседнюю деревню, там жили большой семьей с родителями и братьями мужа, с их женами и детьми. Как когда-то ее мама, родила и Оркия четверых дочерей.

С мужем и дочерьми. Фото из личного архива

Четыре дочки Оркии Шафиковой. Фото из личного архива

Девочки хорошо учились, а как выросли, одна за другой поступили в университеты-институты в Татарстане. Им надо было помогать, колхозного заработка катастрофически не хватало, и муж без разрешения своего начальства тихонько отправился на тюменский север, в Урай. На месторождении рассказал начальнику все по правде, что уехал без обязательного колхозного согласия и документов. Тот помог ему оформить паспорт, началась работа по добыче. Стал муж Оркии оператором 2 разряда. Жена сразу не могла покинуть родные места, ведь в колхозе надо было сдать норму по картошке, свекле, и она осталась до зимы на родине. А потом семья воссоединилась. Женщина выучилась на оператора насосной станции…

Оркия Шафикова. Фото из личного архива

На пенсию вышли еще проживая в Урае, муж умер 1985 году, немного позже перебралась Оркия Мухаметшафиковна в Тюмень, где к тому времени двое из дочерей обосновались.

… В феврале 2017 года Оркии Мухаметшафиковне исполнилось 90 лет, собралась в доме на Заречном проезде вся родня: дочки, зятья, внуки, правнуки, родственники из Татарии. Они чествовали свою героиню, которая стала началом и частью истории каждого из них.

P. S.

 - Имя у вас красивое, значит ли что оно? – спрашиваю.

- Да как может что-то имя значить…Нет, просто имя, скромно ответила Оркия.

А я не поленилась: Интернет говорит, что с арабского Оркия – волшебная. Что-то есть в этом, согласитесь. Чудес, правда, мало было в жизни этой трудолюбивой женщины из татарской деревни, ставшей в итоге тюменской северянкой, но истории о спасенных животных, выращенных урожаях в соотношении с юбилейным почтенным возрастом и весьма бодрым духом намекают на другое: все не просто так. Не без волшебства.

Подписывайтесь на наш канал в ТамТам и будьте в курсе новостей
Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей