• 5 августа 20205.08.2020среда
  • В Тюмени 23..25 С 2 м/с ветер северный


Владимир Шарпатов: сбежать из Кандагара помог тюменский опыт взлета с грунтовки

Общество, 17:16 09 декабря 2019

ИА "Тюменская линия"

Далее в сюжете В День Героев Отечества в Тюменском районе появились мемориалы и памятные знаки

Сегодняшнюю памятную дату отмечает Герой России командир экипажа самолета Ил-76 Владимир Шарпатов. Он был командиром воздушного судна, когда его самолет, принадлежащий компании "Аэростан", 3 августа 1995 года был принудительно посажен на аэродром вблизи города Кандагар в Афганистане. Экипаж самолета попал в плен. Спустя год и 13 дней, 16 августа 1996 года, экипаж самолета смог совершить побег из плена, угнав свой же самолет.

"Они предлагали работать на них - я отказался. Предлагали научить их летчиков летать - я отказался. Но, видя их интерес к нашему самолету, я начал их убеждать в том, что нужно делать техобслуживание судна. Ведь самолет стоит на жаре в 50 градусов, в пыли, и, если так пойдет дальше, его можно потерять", - рассуждал Владимир Ильич.

Конечно, самое главное воспоминание Героя России Шарпатова — это момент угона своего же самолета из плена. Он вспоминает, и сразу перед глазами кадры из фильма "Кандагар", консультантом которого был Шарпатов. Кстати, ни копейки за это от создателей кинокартины он не получил. "Я прохожу в кабину, в салоне сидят три автоматчика, два бортинженера закрыли спинами проход в кабину пилотов. Запускаем первый двигатель, второй... Связываемся с вышкой, а там все ушли молиться. Я начинаю на двух двигателях выруливать, потом запускаю третий и четвертый двигатель на ходу, выпускаю закрылки и предкрылки... С центральной рулежки, с которой, в принципе, не разогнаться самолету, мне пришлось взлетать", - рассказывает Шарпатов.



Главным героем Владимир Шарпатов считает самолет Ил-76. Не подвел — хорошая, мощная техника. И говорит спасибо нашим конструкторам и рабочим, которые создали такой надежный самолет.

"Набираем скорость, полоса скоро закончится, двигатель на жаре тянет слабо. Для отрыва нужна скорость 280 километров в час, а у меня - 220. Вижу - впереди колючая проволока, дальше канавы, окопы, разбитые самолеты. Хорошо, что мы, тюменские летчики, имеем опыт взлетов с грунтовых аэродромов. Я знаю, что если закрылки и предкрылки выпустить полностью в посадочное положение, то на 230 километрах в час можно оторвать самолет от земли. Так и случилось. Взлетели с последней плиты", - вспоминает Шарпатов.

Александр Лабыкин

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и первыми узнавайте главные новости
Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей