• 24 апреля 202424.04.2024среда
  • USD93,2918
    EUR99,5609
  • В Тюмени 0..2 С 3 м/с ветер северо-восточный

Узнавайте первыми главные новости в нашем Telegram-канале


Мастерская "Люблю, когда красиво": как тюменка оставила работу в нефтянке и начала шить костюмы с историей

Общество, 13:19 01 марта 2024

Сергей Елесин, ИА Тюменская линия | Фото: Сергей Елесин, ИА Тюменская линия

Нестандартную и "немножечко припудренную" одежду создает в мастерской "Люблю, когда красиво" тюменка Корнелия Захарова. Инженер-эколог по образованию и кандидат технических наук оставила работу в нефтяной отрасли, чтобы красиво одевать людей. В нарядах от Корнелии ходят известные тюменские экскурсоводы и ремесленники. Обращаются к мастерице и за пошивом повседневной одежды, которую она умело стилизует отсылками на историю и старину.

Подробнее о концепции и работе мастерской — в материале ИА "Тюменская линия".

От работы в нефтянке к швейной мастерской — как это получилось?

Началось всё, наверное, с детства. Моя мама шила, бабушка шила. В большинстве российских семей это была норма, когда мамы, бабушки вяжут и передают эти знания детям. Параллельное направление деятельности любой женщины.

По образованию я инженер-эколог, окончила химико-технологический университет, защитила кандидатскую диссертацию и 12 лет проработала в нефтяной промышленности. Но, как говорится, судьба нас направляет, дает какие-то знаки, что ли. Мне кажется, по сценарию мы все живем.

В 2017 году супруга, он тоже нефтяник, пригласили работать по контракту в Сербию, мы всей семьей переехали. Мне тоже была обещана работа в продолжении моей основной деятельности, но не случилось. Не устроилась я ни экологом, ни нефтяником. А я такой человек: не могу сидеть на месте. И я начала там шить. Сначала для себя. Потом появились заказчики: пошей юбочку, подогни брюки. Потом 2020 год, ковид, всем срочно нужны были маски. Я шила маски как волонтер.

Сергей Елесин, ИА Тюменская линия | Фото: Сергей Елесин, ИА Тюменская линия

Контракт завершился, и мы вернулись в Россию, на тот момент — в Ульяновск, где мы жили до переезда. Я пошла профессионально учиться на портновское дело. Потому что поняла: да, нефтяная карьера мне нравилась, но этот этап жизни, как мне тогда показалось, закончился сам собой. Появилось новое дело, которое мне больше нравится, — шитье.

Я отучилась в частной школе-студии. Вообще в Ульяновске суммарно я прожила 11 лет, работая в нефтянке, и не знала, что это город-герой, связанный со швейным производством. В годы Великой Отечественной войны сюда эвакуировали производства, где шили форму, палатки, шинели - всё для фронта. Я об этом узнала, когда пошла учиться. Моим первым педагогом была Анна Лямина из профессиональной династии портных, вторым — Елена Мартынова, тоже известный ульяновский портной.

В Тюмень мы переехали в 2021 году. И я подумала: Тюмень — нефтяная столица, значит, надо возвращаться в нефтянку. Разослала резюме в нефтяные организации. Опять же не сложилось, вот как бывает — не судьба. Вроде всё есть — резюме, ставка, вакансия. И тут же мне звонят: нужно срочно сшить пять сарафанов. Потом назревает еще связанный с технической профессией вариант, я готовлюсь, всё изучаю, и мне: вот это нужно сшить. Прямо, знаете, соблазны, как я их называю. Я устроилась в наём к известному в Тюмени дизайнеру — Катерине Макаровой, наверное, знаете ее проект "Катя и все ее платья". Потом поняла, что хочу работать и развиваться сама.

Я скучаю по науке, по инженерии. Но я поняла, что я могу это совмещать в портновском деле. Потому что построение выкроек — это то же самое, что инженерное дело. Если раньше я чертила резервуары, насосы, то сейчас я черчу более приятные вещи: лиф платья или блузу. Я фаталист, и всё, что ни делается, делается к лучшему. Там сверху — виднее. Наша задача только следовать по той тропинке, которая нам дается и освещается.

Про концепцию мастерской "Люблю, когда красиво".

У меня нет конкретной направленности. Единственная моя направленность — я не шью классику: юбки-карандаши, брюки классические, платья-футляр. Мне это неинтересно. Шью всё нестандартное, немножечко припудренное, как говорит моя тетя. Слоган "Люблю, когда красиво" получился случайно. Кто-то сказал: ой, как красиво. А я: люблю, когда красиво. Хотя красиво у всех разное. Кому-то русский сарафан — красиво, а кому-то рваные джинсы. Дело вкуса.



В Тюмени я сходила на экскурсию к Альмире Гумеровой, это был тур "Татарское ожерелье Сибири". Меня эта экскурсия поразила, особенно костюмы: ткани, платки, шикарные бухарские наряды. Тут же прикупила книгу "Татарский национальный костюм", я сама родилась в Татарстане. Начала изучать для себя народный костюм, без претензий на реконструкторство.

Узнала, что есть проект "Тюменские горожанки", сходила на экскурсии к Виктории Бондаревой (прим. — ведет экскурсии в образе тюменской горожанки начала XX века, жены аптекаря Мальвины Зеневич). Она ко мне обратилась, и мы сшили несколько нарядов.

У меня была заказчица, она дала фотографию музейного образца платья, но нужно было его выполнить из более практичных тканей. В условиях жизни не очень удобно ухаживать за натуральным шелком, может быть и затяжка, и пятно. И это платье трансформировалось в вариант из хлопка.



Вот ротонда (прим. — показывает изделие на манекене) — верхняя одежда начала XX века. По сути, это накидочка, которую носили дамы как пальто, пелерины. У меня есть репринт издания 1917 года о костюмах конца XIX — начала XX века. Я это изучаю, строю выкройки.

Про самый сложный и необычный заказ

Один из запомнившихся на всю жизнь — костюм шамана. Я начинаю рассказывать, и у меня мурашки пошли. Написал мужчина, действующий шаман. Я далека от течений религии, но насколько я знаю, они сами должны себе шить такие наряды. И вообще я мужчинам не шью, это совершенно другое направление. Но мне стал интересен этот опыт, знаете, такой экзотический заказ.

Я сшила ему костюм: жакет с элементами декора из дерева, бусинок, подбор занял много времени. К костюму требовался головной убор — шапочка с натуральным мехом, а апогеем было то, что в шапочку надо было вставить натуральный конский хвост. Он мне сам привез этот хвост. Его надо было постирать, промыть, обеззаразить, вычесать, выбрать волосы определенного размера, собрать его в определенном направлении, нельзя было перепутать. Потом мужчина присылал фото, что он в этом костюме работает.



Но эта история жизни меня научила. Знающие люди мне потом сказали, что нельзя за такое браться без посвящения. Когда теперь с таким обращаются, я говорю, извините, нет.

Про основных заказчиков

В основном приходят за платьем, как я говорю, для жизни. Говорят: хочу платье на работу, но не хочу офисный футляр, а что-нибудь интересное. Я в таком случае спрашиваю: что вы любите? Пришлите два–три фото. Часто предлагаю платья-рубашки, их можно очень интересно обыграть и носить и в офис, и на праздники.

Другая категория заказчиков — реконструкторы и другие увлеченные люди, которым нужно что-то историческое. Народники тоже обращаются, шила жилетки казакам. Очень интересные люди — ремесленники. На фестивали или на ярмарки им нужны наряды. Обращаются детские танцевальные коллективы.

Сергей Елесин, ИА Тюменская линия | Фото: Сергей Елесин, ИА Тюменская линия

Про коллекционирование старинных тканей

Я очень люблю коллекционировать ретро-ткани. У меня часто бывает: я вижу ткань, которая мне интересна, при этом сейчас я ничего из нее шить не хочу. Но есть чутье, что надо брать. Проходит время, приходит клиентка и говорит, что хотела бы что-то зеленое в горошек. Подождите! Я иду и достаю именно этот отрез, который был у меня куплен. Не знаю, как это объяснить, но это часто бывает.



Старинные ткани я нахожу в антикварных магазинах, на блошинках. Есть много групп ВКонтакте, например, "Винтаж" или "Это не старье", они выкладывают интересные ткани, пуговицы. Многие люди, у которых бабули, дедули ушли, просто это выбрасывают. А есть люди, которые это находят и продают.

У меня есть ткани, произведенные на "Кросно" (прим. — Тюменский камвольно-суконный комбинат). Ко мне обращалась женщина, которой нужно было сшить костюм классной дамы: жакет, юбка в пол. Мы два месяца не могли подобрать ткань, обыскали все магазины. Хотелось найти шерстяную, добротную. Я уже отчаялась, но вспомнила: у меня в гардеробной, где залежи тканей, есть отрез "Кросно" — четыре метра. Сшили из нее.

Сергей Елесин, ИА Тюменская линия | Фото: Сергей Елесин, ИА Тюменская линия

Однажды на мастер-классе я познакомилась с женщиной из Курской области. Позже она мне звонит и говорит: напиши мне свой адрес, я тебе посылку вышлю. Пришла посылка, в ней — чугунный утюг. Ее родители купили в деревне старую нежилую хату и на чердаке нашли его. На днях она мне позвонила и спросила: адрес прежний? Сказала, что в каком-то сундуке нашла ручное кружево конца XIX — начала XX века.

Сергей Елесин, ИА Тюменская линия | Фото: Сергей Елесин, ИА Тюменская линия

Пуговки у меня были расфасованы по цветам. И сын попросил у меня их посмотреть. И он эту коробку, всё, что было рассортировано по годам, по цветам, нечаянно рассыпал. За новогодние каникулы мои дети их собрали в более современные контейнеры.

Сергей Елесин, ИА Тюменская линия | Фото: Сергей Елесин, ИА Тюменская линия

Про планы на мастерскую

Планы грандиозные, самые разные. Мне это направление интересно. Я вижу, что шитье, индивидуальный пошив нестандартного изделия пользуется спросом. Меня очень радует, что люди хотят наряжаться. Идет такая тенденция, что люди хотят одеваться чуть ближе к народности. Не прям в сарафан нарядиться, а что-то вот — с элементом. Поэтому мне хочется в этом направлении работать.

У меня сейчас появилась помощница. И в планах — переехать в самостоятельную обособленную мастерскую. Хочется, конечно, найти единомышленников, чтобы работать в команде. Нужны руки: мастерицы, швеи, закройщицы.



Влада Нерадовская

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и первыми узнавайте главные новости
Читайте нас в Дзен