up

23.01.2018 вторник

USD 56,6261

EUR 69,265

В Тюмени -24..-26 С 3 м/с
ветер юго-восточный



Русскую драматургию показывает омская "Галёрка"

09:15 17 декабря 2017 | mobile | | print версия для печати
В Тюмени побывала омская "Галёрка". Фото ИА "Тюменская линия"
Продолжение: Дайджест: ранее в Закулисье

"Старый добрый русский театр", - эта цитата художественного руководителя омского театра "Галёрка" и его основателя Владимира Витько оглавляет репертуар артистов на сайте учреждения культуры. Два камерных спектакля современной драматургии и сказочную историю для юного зрителя представили тюменской публике артисты омского театра "Галёрка" на малой сцене молодежного театра "Ангажемент" во время двухдневных гастролей.

Любимцы омской публики стараются как можно чаще выезжать на гастроли в другие города. Узнав о межрегиональной программе "Большие гастроли. Регионы", организатором которой выступил федеральный центр поддержки гастрольной деятельности по поручению Министерства культуры РФ, омичи пожелали приехать в Тюмень. Оба дня гастролей омские артисты собрали аншлаг, а зрители признались, что представленного репертуара было мало – постановки свежи для тюменских театралов, хочется видеть больше.

Подробнее познакомиться с театром "Галёрка" удалось корреспонденту ИА "Тюменская линия" в беседе с его художественным руководителем Владимиром Витько. Гостям Омска художественный руководитель рекомендовал познакомиться со всем репертуаром театра, а в особенности выделил "Мисюську" - эта детская сказка является для "Галёрки" талисманом.

- 8 декабря мы празднуем день рождения театра и показываем спектакль "Мисюська" - это история о том, как две белоручки приезжают с сиамской кошкой Мисюськой к бабушке. Очень смешная сказка.

Почему театр называется "Галёркой": в 1964-1965 гг. я занимался в театральной студии "Галёрка" в Алма-Ате - оттуда и название пришло. В то время придавали очень большое значение воспитательному процессу студента, чтобы делать из них не только актеров, но и мыслящих существ, граждан. Наш педагог был выпускником студии МХАТ, а у них преподавал чтение стихов народный артист СССР, гениальный чтец Дмитрий Журавлев. Первые спектакли в студии были поэтическими - это вошло в кровь.

А вообще я считаю гениальный драматург – это классика XX века – Александр Вампилов. У нас одно время шли все пять пьес Вампилова одновременно. Было даже такое, что шли они подряд: устроили фестиваль, пригласили критиков из Москвы и вдову Вампилова. Играли в хронологическом порядке. Последней в репертуаре была пьеса "Прошлым летом в Чулимске", где он соединил классическое единство – время, место и действие. И на поклон вышли все персонажи всех пьес – это было здорово.

Играли пьесу "Деньги для Марии" Валентина Распутина. Он в ту пору жил в Иркутске. Я звонил ему, потому что решил приехать и записать его голос для читки от автора. Я его уговорил. И этот его знаменитый с хрипотцой голос звучит в спектакле. Мы играли его в театре на Таганке в Москве, Валентин Григорьевич его там видел.

Эти спектакли сегодня законсервированы. В основном мы играем на сцене "Дома актеров" в Омске, а там глубина сцены шесть метров, в ширину – девять. В таком пространстве не развернешься.

Играем две пьесы Виктора Розова – зрители принимают на ура. "Сергея Есенина" играем, но не  историческую личность. Потому что это дело не благодарное. Сергей Есенин – для каждого свой, и как бы гениально ты его не сыграл, все равно скажут, что это не то. В нашем спектакле мы поем песни на его стихи. Он идет у нас с 2005 года, и еще долго будет идти. Вообще рекомендую посмотреть все спектакли в нашем театре.

- У "Галёрки" есть главный режиссер?

- У нас нет главного режиссера. Я соединяю в себе функции и главного режиссера, и директора. По нашему уставу художественный руководитель занимается и творчеством, и финансами и организационной работой – последняя инстанция по всем вопросам. Собственно, я и создавал этот театр осенью 1990 года. Нас было 10 человек и ничего у нас не было. Знаете, везет гениям и дилетантам. Я был дилетант: если бы я хоть на секунду представил, что меня ждет, я бы на это не решился. Я хотел создать маленький театрик на колесах, который бы колесил по городам и играл бы где хотел и что хотел, как вольный ветер в степи. Наивный был человек…

Но потом мы получили статус муниципального театра, а затем – областного государственного театра. Вообще всякое дело, если заниматься им серьезно и с любовью, имеет свойство разрастаться вширь, ввысь, в длину, приумножаться, расслаиваться, заполняет собой пространство. Так я сам не заметил, как это все выросло в большое дело. 8 декабря нам было уже 27 лет. Сегодня в труппе театра 20 человек.

- Часто ли вы приглашаете режиссеров для работы в театре?

- Уже 12 лет мы реконструируем здание ДК "Юности" в Омске, в котором расположимся. До этого мы часто приглашали режиссеров из Москвы, Санкт-Петербурга, я приглашал своих бывших учителей: я учился в ГИТИСе - мое первое образование филологическое. Может быть, это повлияло, что я матом не могу разговаривать – ну, не привилось. И спектакли с матом не получается ставить. (Смеется.)

Сегодня в нашем репертуаре только две пьесы иностранных авторов – это украинская пьеса "Шельменко-денщик" и "Женитьба Фигаро". Все остальное – русские пьесы.

- Почему так?

- Мы же в России живем. Я вам расскажу одну занятную историю. Мы очень дружны с современным писателем Владимиром Николаевичем Крупиным. У нас был спектакль по его прозе "Во всю ивановскую" - мы возили его в Москву на "Золотой Витязь", взяли "Серебряный Витязь" в 1994 году. Однажды у него дома я познакомился с англичанином Саймоном – молодой парень, который писал магистерскую работу по российским журналам.

Я его попросил выслать газетную страницу с репертуаром всех лондонских театров на месяц. Он ответил: "No problem", - и прислал. Даже я со своим знанием английского языка перевел в правом верхнем углу заголовок - Чарльз Диккенс "Большие надежды". А все остальное я отдал на перевод. Представьте себе, ни одного не английского имени. В Японии – тоже самое, и в Италии, и во Франции.

Везде то же самое – все занимаются собой, и только мы занимаемся общечеловеческими ценностями. Да, там идет и Чехов, и Достоевский – но это исключение из правил. А у нас, к сожалению, наоборот: Уильям, Шекспир и прочее. А если и берут русскую пьесу, то еще и поизгаляются над ней. Вот я в таких случаях говорю: "Ребят. А чего вы берете эту пьесу? Вы же ничего не оставили от пьесы. Вы напишите свою и покажите тогда свое творчество. Или наймите такого же как вы". Вот сейчас такие появляются и выдают – с матом-перематом и прочее.

Однажды одна женщина сказала, что в нашем театре актеры – штучный товар. Это так. Я понял, что нельзя вкладываться в серость. Можно и зайца на барабане научить играть… Одни Богом поцелованы, видно харизму сразу. А другим надо работать над собой.

- Один из представленных вами для тюменского зрителя спектаклей – это пьеса Михаила Задорнова. На мой взгляд, это большая потеря для России. У вас же его пьеса стоит в репертуаре и наверняка сегодня станет особенно востребованной публикой?

- Я вам больше скажу. Премьера этого спектакля была 29 мая 1991 года. Спектаклю 26 лет – я не могу его списать. Я знаю, он шел во многих театрах. Но его почему-то ставили как комедию, причем эстрадную. Там три действующих лица: мужчина, женщина и девушка. Я с самого начала говорил партнершам, что играть надо по-взрослому, как будто это на самом деле. Приходит девушка к женщине и предлагает продать ее мужа за хорошие деньги. Она его очень любит. И чтобы та не осталась просто так одинокой, она решила ей заплатить. (Прим. автора – со временем "цену" мужа изменили до 3 млн рублей) Кстати, был фильм, в котором сам Задорнов играл главного героя. 

- Почему взялись за этот спектакль?

- Пришли две актрисы: одна помоложе, другая постарше и попросили поставить на них пьесу. Я почитал ее. Мы аккуратно убрали эстрадные излишества, и получился смешной спектакль. Сейчас я играю этого товарища.

- Судя по репертуару театра, вы во многих постановках выступаете и как актер, и как режиссер.

- И чтец, и жнец, да. (Смеется.) Я не Аркадий Райкин – на себя спектакли не ставлю. Я играю только тогда, когда некому играть. Некоторое время в спектакле "Последняя попытка" я не играл – роль исполнял другой актер. Пришлось вернуться в постановку. Хотя я думаю, что стоит снова омолодить состав пьесы.

А спектакль "Очень опасное мероприятие" поставлен тоже по пьесе современного автора. (Прим. автора – пьесой "Очень опасное мероприятие" московского драматурга Владимира Кочеткова омская "Галёрка" открыла гастрольный репертуар в Тюмени) Это тенденция современности.

Хотя ничего нового в искусстве сегодня не происходит – все циклично. В начале XX века было также, только мат не выносили на сцену. А в остальном было даже похлеще. Настолько, что министр образования, культуры и просвещения Анатолий Васильевич Луначарский выдвинул лозунг "Назад к Островскому". Так вот, я выдвинул внутри театра лозунг: "Назад к Тургеневу". 9 ноября 2018 года Тургеневу исполняется 200 лет, поэтому мы объявили сезон 2017-2018 гг. тургениадой. Мы уже поставили "Холостяка", "Провинциалку", "Вечер в Сорренто". Впереди "Завтрак у предводителя", и мы едем в конце июня с тургеневскими спектаклями в Спасское-Лутовиново. В родовом имении Тургенева 30 июня мы будем играть на террасе эти спектакли.

- Как часто ездите на гастроли?

- А мы вынуждены это делать. Мы от вас едем в Сургут, где будем работать с 15 декабря по 5 января – по три сказки в день на огромной сцене ДИ "Нефтяник".

- Что дает межрегиональная программа?

- Минкульт России обеспечивает две пятых дела: оплачивает проезд актеров и провоз фуры с декорациями. Это очень хорошее дело. Как раньше было в Советском Союзе: в январе-феврале собиралось всесоюзное совещание с директорами театров и на нем распределяли, кто куда поедет по Союзу. Проезд оплачивался, а все что зарабатывалось, шло театрам.

Это очень важное дело. Даже с точки зрения познания. Мы были во Франции и Италии на гастролях. Представляете, какое счастье было у актеров. Когда появились деньги на гастроли, мы сразу проехали Великий лук, Псков, Киев, Великий Новгород, Санкт-Петербург, Адлер. Там мы задержались, поработали, затем приняли участие в "Театральном олимпе". Взяли бронзовый приз за "Братьев Карамазовых" и счастливо уехали.

Когда были в Киеве в 2012 году на гастролях. Там мы побывали на Андреевском спуске, 13 – в доме Михаила Булгакова. Потому что я знал, что мы будем ставить "Дни Турбиных". А он же поселил Турбиных у себя дома и назвал это "Алексеевский спуск, 13". Естественно, мы не делали на сцене квартиру один к одному, но эту атмосферу прочувствовали. Дом стоит на скос: идет лестница наверх – ты ходишь по этой квартире, а потом через веранду выходишь во двор. Справа от дома находится гора, там стоит скамеечка, и он на ней сидит: железный Булгаков.

- Как складываются отношения с Достоевским, ведь Омск – знаковый город для Федора Михайловича?

- Я думаю, что мы еще и фестиваль сделаем по Достоевскому. Он же сидел там. (Прим. автора – Ф.М. Достоевский отбывал каторгу в Омске) Самое интересное, что "Братьев Карамазовых" мы играли на фестивале в Великом Новгороде. И перед началом мы обсуждали спектакль со староруссами (Прим. автора – имеет ввиду жителей города Старая Русса, в котором основан фестиваль. Город известен также тем, что в нем проводили лето семья Ф.М. Достоевского).

Именно "Братьев Карамазовых" Достоевский задумал писать в Омске, потому что встретился с человеком, который сидел за отцеубийство. И как раз при Федоре Михайловиче выяснилось, что убийство совершил не сын, а слуга. Из этого случая и получился замечательный роман "Братья Карамазовы", который он написал уже дома, в Старой Русси.

Инсценировку на "Братьев Карамазовых" я писал восемь лет. Это не значит, что я каждый день сидел и корпел над ней: землю попашешь - попишешь стихи, вот так. Когда я впервые в читке прочитал инсценировку труппе, шел четвертый час, а я все читал. Я ее сократил: и теперь у нас идет спектакль на 2,5 часа с антрактом. Я не переделывал текст, но литературный сделал драматическим: чуть-чуть купировал, текст надо играть, а не говорить. Все достоевсковеды говорят, что поставлено просто и хорошо. А школьники: "А почему нам говорили, что Достоевского не понять – все понятно".

Омск очень театральный город, а главное – у нас потрясающий зритель. В Омске два муниципальных и шесть государственных театров, еще три или четыре частных театра: у каждого – свой фестиваль. У нас несколько другие планы: есть договоренность с руководителем Малого театра Юрием Мефодьевичем Соломиным, что надо создавать международный театральный центр с театрами, которые работают на основе своих национальных школ. Например, японский театр кабуки, шекспировский театр, наш русский психологический театр. Москвичи уже начали - обменивались с итальянским театром.

В 2017 году по межрегиональной программе мы поедем в Спасское-Лутовиново, а оттуда в Севастополь. Мы дружим с драматическим театром им. Б.А. Лавренева Черноморского флота. У Севастополя и правительства Омской области действует договор о сотрудничестве. Более того, на новом сторожевом корабле "Адмирал Григорович" служат только омские ребята. Я вам больше скажу: у главнокомандующего Черноморским флотом фамилия Витко, а у меня Витько. (Смеется.) То есть, сам Бог велел.

Ирина Ромашкина

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и первыми узнавайте главные новости


АРХИВ НОВОСТЕЙ: