• 22 августа 201922.08.2019четверг
  • USD66,2630
    EUR73,4989
  • В Тюмени 20..22 С 3 м/с ветер северо-западный


Фарман Салманов не боялся брать на себя ответственность

Общество, 16:21 16 июля 2019

admtyumen.ru

Далее в сюжете В Упоровском районе живет человек, определяющий лицо планеты Земля

"Нефть и газ надо искать там, где они есть!", - говорил Фарман Салманов, показывая на карте Советского Союза на Западную Сибирь. Молодой геолог из Азербайджана Фарман Курбан оглы Салманов, вдохновленный идеями академика Ивана Губкина, был убежден, что искать "черное золото" нужно в Тюменской области и старался убедить своих оппонентов в том.

В одном из интервью Фарман Салманов предостерегал журналистов от заблуждения, что он в одиночку покорил Западную Сибирь и добыл для народа тепло и свет.

"Я мало похож на Прометея, - подчеркнул он. - Все эти годы рядом со мной рука об руку трудились тысячи и тысячи геологов, нефтяников, газовиков, строителей, которые, не жалея сил и здоровья, добывали нефть и газ. И я счастлив, что был рядом с этими великими людьми".

Просто он никогда не боялся брать на себя ответственность. Когда ему было 15 лет, в их школу в азербайджанском селе Шамхор приехал Николай Байбаков, руководивший тогда нефтяной промышленностью страны. Фарману поручили выступить от имени сельской молодежи, потому что он лучше всех знал русский язык.

"Я неожиданно растерялся перед такой большой аудиторией и сбился с написанного текста, - признавался никогда не тушующийся геолог. - Поэтому, чтобы не ударить лицом в грязь, решил все изложить ему своими словами".

Своими словам юный Фарман попросил кандидата в депутаты разрешить два вопроса: заасфальтировать дорогу к школе и провести электричество.

"Дома мы надеваем чистую одежду, а до школы доходим как замарашки. Дорогу надо асфальтировать, а нам денег не дают. Вечером после пяти часов на дворе уже темно, а в школе нет света. А еще я вас заверяю, что буду нефтяником. Когда закончу школу, собираюсь поступать в нефтяной институт", - сказал он.

Байбаков повернулся к одному из членов президиума и сказал: даю вам трехмесячный срок на то, чтоб заасфальтировать дороги и провести к школе линию электропередачи.

А Салманову сказал, что он сделал правильный выбор: "Нам надо открывать все новые и новые месторождения в Западной Сибири. И, если тебе нужна будет моя помощь, помогу".

Помощь Фарману понадобилась уже через несколько лет, и он не преминул воспользоваться приглашением. После окончания нефтяного института, комиссия по распределению упорно оставляла его в Баку. В то время как продолжалась разведка недр Западной Сибири. В конце сороковых годов в Новосибирске был создан трест Запсибнефтегеология.

И он отправил в Москву товарищу Байбакову телеграмму с таким текстом: "Уважаемый Николай Константинович, свое обещание выполнил. Дважды был на практике в Западной Сибири. Верю в перспективность в получении направления в Западную Сибирь. Это советует Ваш и ныне мой руководитель профессор Михаил Владимирович Абрамович. Прошу Вас оказать содействие". И Байбаков помог.

С тех пор, как признавал Салманов, у них всегда были отношения, как у ученика и учителя.

Столь же решительно он перебазировался из Кузбасса, где безуспешно искал нефть два года в Западную Сибирь, которую многие великие ученые-нефтяники не без оснований считали наиболее перспективным нефтеносным районом страны.

"Я неплохо учился и знал, что в Кузбассе нефть искать бесполезно. Несколько лет я там честно проработал, а потом мы решили тайком уехать и начать разведывательные работы под Сургутом. К тому времени я уже был начальником участка и у меня работали 150 человек, - вспоминал Фарман Салманов. - Когда об этом узнало высокое руководство, начался нешуточный скандал. Казалось, мне действительно тюрьмы не миновать. И спасли меня товарищи по работе, которые начали "бунтовать", узнав, что экспедицию хотят вернуть обратно. Вот так мы начали".

Непросто было работать в таких условиях. Поговаривали даже, что прокуратура страны уже заинтересовалась тем, как они расходовали отпущенные нам средства.

21 марта 1961 года первая скважина в районе Мегиона дала фонтан нефти.

Получив известие об этом, Салманов от радости обнимал всех подряд и кричал: "Мы победили!". Именно Мегион стал точкой победы несгибаемого и непокорного Фармана, отправным пунктом череды дальнейших открытий.

Проработав в Западной Сибири более 30 лет, он стал первооткрывателем и участником открытий более 130 месторождений "черного золота" и "голубого топлива" на Тюменском Севере, среди которых крупнейшие: Мамонтовское, Мегионское, Правдинское, Усть-Балыкское, Сургутское, Фёдоровское, Уренгойское, Ямбургское и многие другие, ставшие надежной базой нефтегазового комплекса России.

Читайте нас в Яндекс.Новостях

Архив новостей